Sarvtor.ru

SarVtor.Ru
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Central Asia Cement

Central Asia Cement

Central Asia Cement

Вид на завод
Типпубличная компания
Листинг на биржеKASE: CACM
Год основания1953
Прежние названияПО «Карагандацемент»
Расположение Казахстан : п. Актау, Карагандинская область
Ключевые фигурыгенеральный директор — П. Дурнев [1]
Отрасльцементная промышленность
Продукцияцемент, известь, глина
Собственный капитал₸12,615 млрд
(на 01.10.15) [2]
Операционная прибыль₸3,544 млрд
(на 01.10.15) [2]
Чистая прибыль▼ ₸258,5 млн
(на 01.10.15) [2]
Число работниковсв. 1 тыс. [3]
ПодразделенияАО «Карцемент»
ТОО «Central Asia Services»
Материнская компания Central Asia Cement Holding B.V. →
Steppe Cement Ltd
Сайтcac.kz
Медиафайлы на Викискладе

АО «Central Asia Cement» — компания-производитель цемента Казахстана. Офис и производственные мощности расположены в посёлке Актау Темиртауской городской администрации, Карагандинская область. Во времена СССР, Ново-Карагандинский цементный завод — один из пяти существовавших в республике, наряду с Усть-Каменогорским, Семипалатинским, Шымкентским и Састюбинским заводами. Имеет дочернюю компанию «Карцемент», занимающуюся производством цемента «сухим» способом. Согласно данным рейтингового агентства «Эксперт РА Казахстан» АО «Central Asia Cement» на 2015 год занимает 180-е место в списке крупнейших компаний Казахстана (67-е в 2009-м) [4] .

Карьера у Дерипаски

РОДОМ ИЗ «СИБАЛА»

Сегодня в «Базовом элементе» самостоятельны лишь два дивизиона: энергетический En+ и машиностроительный «Русские машины». Ядро первого — алюминиевый гигант «Русал», второй сплотился вокруг группы ГАЗ. «Базэл» участвует в их управлении лишь на уровне совета директоров. В других крупных проектах, подконтрольных «Базэлу», — авиации и строительстве — имеется свой менеджмент, но «Базэл» контролирует их и в оперативном режиме.

В остальном «Базовый элемент» — своеобразный плавильный котел, где варится масса проектов. На их покупку и развитие идут деньги от уже развившихся бизнесов. Дальше отдельные проекты сливаются в бизнес-единицы и «вылупляются» в самостоятельные компании. Время в шести переговорных в офисе «Базэла» расписано по минутам с раннего утра до позднего вечера. Здесь замышляются и совершаются сделки, обсуждаются конфигурации слияний и поглощений, идет мозговой штурм. Работа динамичная, нервная. Сотрудники амбициозные и молодые: средний возраст — 34,4 года.

«Базэл» — диверсифицированная инвесткомпания, которая все время находится в поиске новых проектов и входит в них на долгосрочной основе. Компания скупает недооцененные активы и управляет ими — развивает, структурирует, — чтобы в итоге добиться роста их стоимости. Горизонт инвестирования — 5-10 лет. Такая идеология сохранилась с конца 1990-х, когда компания Дерипаски еще называлась «Сибал» («Сибирский алюминий»), но начала внедряться и в другие отрасли. В департаменте развития «Сибала» было три управления — финансового анализа, новых проектов и активных операций. Последнее возглавлял бывший сотрудник Федеральной службы по банкротству Юрий Тямушкин. «“Финансисты” и “проектанты” находили активы и делали оценку, а мы вели скупку акций», — рассказывает Тямушкин. «Активные операции» порой выливались в масштабные корпоративные войны, как, например, с группой «Илим» за лесопромышленные активы в 2002-2004 гг.

44 топ-менеджера в «Базовом элементе» причислены к высшей касте

30% — бонус младших сотрудников, получивших за свою работу высшую оценку

От той компании осталось не более 20 человек. «Базовый элемент» стал более цивилизованным и формальным. Активы компании «нарезаны» на шесть отраслевых секторов: энергетический, ресурсный, финансовый, строительный, авиационный и машиностроительный. По мере развития от секторов отпочковываются отдельные компании. Как те же «Русские машины» (объединяет 25 машиностроительных предприятий «Базэла») или строительный субхолдинг «Главстрой». «В идеале мы хотим сделать из всех секторов самодостаточные компании, — объясняет и. о. заместителя гендиректора по персоналу “Базэла” Екатерина Никитина. — Так, чтобы они могли сами реализовывать стратегии на своем уровне. А “Базэл” будет представлен в советах директоров, продолжит сделки M&A и новые стратегические проекты за периметром сфер, в которых компания уже представлена».

Читайте так же:
Клей для печей состав цемента

На вершине управленческой пирамиды «Базэла» — 44 топ-менеджера. Олега Дерипаску за глаза называют просто и почтительно — Акционер. Правая рука Дерипаски — гендиректор компании Гульжан Молдажанова. В 1994 г. она пришла к Дерипаске секретарем на зарплату $200 в месяц. Но уже через два месяца стала помощником финдиректора, в 2000 г. — директором по продажам «Русала», а с 2005 г. возглавила «Базэл». Есть в «Базовом элементе» и ветераны совместной работы с Дерипаской. Например, руководитель энергетического сектора «Базэла» (En+) Владислав Соловьев — в прошлом финдиректор «Русала». Директор «Базэла» по связям с госорганами Олег Мозгунов курирует это направление уже больше 10 лет, со времен «Сибала».

УНИВЕРСАЛЬНЫЕ СОЛДАТЫ

Большинство других топ-менеджеров — просто профессионалы, нанятые с рынка. Например, финансовый директор Александр Лукин раньше работал в Deutsche UFG. Его однофамилец, глава машиностроительного сектора Валерий Лукин — выходец из Альфа-банка. Соруководители строительного сектора — и вовсе пожилые экспаты из Европы: Даглас Лунд и Эл Джей Махон. По оценкам сотрудников, самые дорогие топ-менеджеры могут получать по $50 000 в месяц плюс привилегии вроде полетов бизнес-классом, дорогих гостиниц и пр. Стать руководителем в «Базэле» человеку со стороны очень сложно — все места заняты.

А вот менеджером среднего звена — вполне реально. Позиций этого уровня — 130, втрое больше, чем топовых. Руководитель проекта может получать по 300 000-500 000 руб. в месяц. Старшие аналитики — 150 000-200 000 руб. Больше всего в «Базэле» востребованы юристы, аналитики, финансисты. Компания занимается в основном сделками M&A и структурированием бизнеса. Поэтому ей нужны «универсальные солдаты», без отраслевой привязки. У них есть все шансы дорасти до генералов.

Александр Фурсов попал в «Базэл» (тогда еще «Сибал») в 1999 г. по объявлению на job.ru. Молодой финансист с регионального заводика «Ярославрезинотехника» качественно делал корпоративные отчеты и получал степень МВА. Фурсову предложили $1000 в месяц и взяли на должность с многоэтажным названием — «ведущий экономист финансового департамента алюминиевого дивизиона “Сибала”». Полгода спустя был создан «Русал», и Фурсову поручили зачистку хвостов — гасить долги между компаниями группы и обособлять алюминиевый бизнес от всего остального.

В «Сибале» все варилось в едином котле, а по мере развития «Базового элемента» Дерипаска захотел понять структуру доходов и расходов по каждому виду бизнеса. Готовить отчетность такого огромного и замысловато устроенного холдинга, как «Базэл», довольно сложно. Но Фурсов справился. Отчет, который он разработал в 2003 г., так понравился Акционеру, что его структура с тех пор не менялась. Сам Фурсов два года назад ушел из головного холдинга в бизнес, как говорят в «Базэле». Теперь он финансовый директор «Союзметаллресурса» — крупнейшей компании сырьевого блока. Впереди новый вызов — переход на международные стандарты отчетности.

Другой пример — 32-летний Тимур Супатаев, директор по инвестициям строительного сектора. За последние полтора года на его счету не менее пяти сделок слияний и поглощений на $500 млн, в частности покупка доли в «Трансстрое». Супатаев пришел на работу к Дерипаске по объявлению в газете. В 2003 г. «Русал» искал юрисконсульта дирекции по стратегии — нужно было сопровождение сделок M&A. Собеседование проводила Молдажанова, тогда руководитель этой дирекции. За год работы Супатаев поучаствовал в трех покупках — бокситовых рудников и глиноземных производств в России, завода Alscon в Нигерии. Вскоре дорос до директора департамента перспективных проектов «Русала». Через пару лет Супатаев перешел в «Базэл» заместителем директора инвестиционного департамента. Понижение откупалось широкими горизонтами по сделкам M&A. Сначала он с успехом провел несколько операций в Монголии, а потом перешел к строителям. Похоже, он попал в струю: строительный бизнес находится в списке приоритетов Акционера.

Читайте так же:
Что крепче гипс или цементная

ОХ УЖ ЭТА РАБОТА

Шансы на интересную работу и карьерный рост в «Базэле» довольно высоки. Но взлет дается нелегко, здесь любят «грузить» и нужно много «работать руками», рассказывают сотрудники. Лет семь назад суббота была рабочей всегда. Дерипаска мог сидеть в офисе до двух ночи, сотрудники не отставали. Акционер частенько подбрасывает им сложные задачки. Вот случай пятилетней давности: в пять вечера финансистам позвонил Дерипаска сказать, что нужно срочно найти больше $100 млн на покупку акций. Весь офис встал на уши, и в течение четырех часов сделку полностью завершили. Командная работа в авральном режиме здорово сплачивает, замечает Фурсов.

Теперь суббота выходной, но в финансовом блоке редко уходят домой раньше 10 вечера. Дерипаска не перестает подкидывать сюрпризы. Год назад Супатаев решил получить MBA в Graduate School of Business University of Chicago, но учеба едва не сорвалась. Сессию надо было сдавать в Лондоне, во время экзамена позвонил Дерипаска с указанием срочно купить актив на юге России. Супатаев досдал экзамен и окончательно пришел в себя уже в самолете, летевшем в Москву. Из аэропорта сразу отправился на переговоры по сделке. На следующий день подписал документы и отправился обратно в Лондон, чтобы успеть на следующий экзамен.

В работе у блока Супатаева (там всего трое сотрудников) постоянно 5-6 сделок. Идеальный сотрудник должен уметь быстро принимать решения, работать в состоянии цейтнота, прессинга, генерировать решения сам, руководить группой консультантов, правильно представлять проекты на инвесткомитете — так, чтобы они соответствовали глобальной стратегии компании. Идеи по сделкам часто подбрасывает Молдажанова или сам Дерипаска. Потом аналитики проводят исследование, результаты докладывают на комитете по инвестициям, который возглавляет Молдажанова. Бывает, Дерипаска отказывается от собственных предложений, если приводятся весомые аргументы против. Многие руководители в «Базэле» недолюбливают выходцев из консалтинговых компаний и не хотят брать их на работу: когда нужна независимая экспертиза, умение консалтеров делать проект под клиента мешает.

«У нас нет табу на прием людей, ушедших из компании, если это мотивировано», — говорит Никитина. За время работы в Golden Telecom Cергей Лихарев отличился покупкой активов в Узбекистане, получил опыт M&A. Такие навыки всегда нравились «Базэлу», и Лихарева позвали гендиректором авиазавода «Авиакор» в Самаре. За три года он предотвратил угрозу банкротства, завод выпустил шесть самолетов. Компания подчинялась напрямую «Базэлу», но потом ее переподчинили холдингу «Русские машины», в который входит и ГАЗ.

Лихарев не сработался с новым начальством, положил на стол заявление и уехал на Дальний Восток в компанию «Дальлеспром». Но с 7 июля он снова в «Базэле». Теперь Лихарев строит не самолеты, а хэндлинговую компанию — его позвали возглавить Basel Aero, которая управляет аэропортами на юге России. Год назад в компании появился авиационный сектор, и все, что связано с аэропортами, передали сюда. Лихарев согласился и теперь готовит стратегию развития бизнеса. Совета директоров как такового у его компании пока нет — все в процессе.

Читайте так же:
Как расшифровать марки цемента

КАК ПОПАСТЬ ТЕПЕРЬ

В прошлом году «Базэл» приобрел долю в Strabag и Hochtief, автоконцерне Magna и создал UC Rusal. Компания готова купить «Русснефть» и нарастить пакет в «Ингосстрахе». Под новые проекты расширяется штат: 120 сотрудников «Базэла» прибыли в этом году. Иерархически штат поделен на четыре грейда: топ-менеджеры, менеджеры, профессионалы и администраторы. К декабрю нужно набрать еще 75 человек. В менеджеры ищут руководителей проектов в разных сферах (M&A, управление, казначейство, финансы). Среди профессионалов — нехватка финансистов, специалистов по инвестициям и юристов. В верхний эшелон в первую очередь продвигаются собственные управленцы, у чужаков шансов мало.

В бизнесах тоже много работы. «Гроза лесников» Тямушкин ушел от проектов в бизнес — он управляет портовой дирекцией. Это стандартный для «Базэла» стартап, в группе Тямушкина 10 человек, нужно еще пятеро. По 20 человек подыскивают себе Фурсов и Лихарев. В вопросе найма многое определяют предпочтения руководителя. «Когда человек из компании — проще. Он уже встроен в систему, не надо объяснять азы», — поясняет Тямушкин. В целом, по данным компании, с рынка приходит не более 30%. Особенным почетом пользуются выходцы из инвестбанков и большой четверки аудиторских компаний, крупных промышленных холдингов.

На должность аналитика в «Базэле» могут попробовать стажера. Например, в инвестблоке студент или выпускник вуза (предпочтительно мехмат и физфак МГУ или МФТИ) по 3-6 месяцев проходит стажировку, в ходе которой «Базэл» «настраивает» человека под себя. Если учебные планы позволяют, стажера могут оформить в аналитики с перспективой вырасти до старшего аналитика. Но если на руководство инвестпроектом нужен индустриальный специалист с пятилетним стажем в отрасли, который знает всех и вся, может добыть любую информацию и проанализировать ее, — такого «Базэл» точно будет искать на рынке. Заканчивается это по-разному.

Год назад En+ искал аналитика M&A по энергетике. Хедхантеры приняли заказ от управляющего директора En+ по энергетике болгарина Живко Савова. Нужен был аналитик из «Тройки Диалог», «Ренессанс Капитала» или «Альфы». Ставка аналитика в таких компаниях — порядка $7000 плюс бонус 100-200%. Еn+ хотел получить человека за сопоставимый оклад, без бонуса за переход. На поиски нужного кандидата ушло полгода, но они оказались безуспешны.

Хедхантеры предложили взять специалиста из РАО ЕЭС или небольшой брокерской компании. Заказчик согласился, и двух кандидатов нашли. Но менеджер РАО объяснил, что его попросили остаться вплоть до окончательного роспуска холдинга. Аналитика брокерского дома перекупили дороже. В итоге Еn+ взял человека из структур самого «Базового элемента».

Если дело дошло до собеседования, нужно точно обговорить спектр обязанностей и понять, в каком грейде находится должность. Иначе может случиться накладка — менеджер среднего уровня при переходе в «Базэл» окажется на более низкой ступени. К примеру, простой аналитик относится к младшему грейду. Полезно изучить внутреннюю структуру «Базэла»: те, кто работает здесь давно, добиваются повышения зарплаты, переходя из одного подразделения в другое. При прочих равных выгоднее всего попасть в долгоиграющий проект, который нравится Акционеру больше других. Значит, скорее всего, он будет реализован. В случае успеха участники получат бонусы и повышение. В компании действует пятибалльная система оценки заслуг сотрудников по итогам года. Балл «А» («выше ожиданий») — самый высокий и означает бонус до 100% для топов и порядка 30% для младших грейдов.

Читайте так же:
Цемент общестроительный предел прочности при изгибе

Новые люди нужны, но руководитель HR-службы Никитина говорит, что масштабный набор новых сотрудников ограничивается этим годом. Со следующего свежая кровь понадобится лишь на замену уволившимся. При этом большинство сотрудников строят карьеру внутри «Базэла», передвигаясь из одного сектора в другой или из головного холдинга в отпочковавшиеся отраслевые компании. Никитина уверяет, что на рынок уходит менее 3% сотрудников. Если так, то карьеристам со стороны явно следует поторопиться, пока у них еще есть шанс.

ВС защитил номинальных руководителей от «субсидиарки»

Сомнительные сделки

Летом 2015-го Магомед Мухиев и Михаил Янчук выкупили «Гринфилдбанк», и он вошел в неформальную группу банков, которую контролировали новые руководители. После этого учреждение начало совершать сомнительные сделки. В сентябре и октябре 2015-го оно предоставило заем «дружественным» банкам КБ «МРБ» и КБ «РБС», хотя на тот момент они были на грани банкротства. Также банк купил права требования по кредитам технических заемщиков и неликвидные векселя у банков из этой группы (КБ «МРБ», КБ «РБС», ОАО «Банк «Содружество» и ЗАО КБ «Лада-Кредит»). А еще он выдал пять ссуд техническим компаниям. Из-за этих сделок банку нанесен ущерб почти на 1,5 млрд руб.

Уже к зиме «Гринфилдбанк» признали банкротом (дело № А40-208852/2015). Конкурсный управляющий в лице Агентства по страхованию вкладов обратил внимание, что «добро» на сомнительные сделки и кредиты давало правление и совет директоров. Это подтверждают выписки из протоколов заседаний от 10 и 14 сентября и 6 октября 2015-го. Поэтому АСВ обратилось в суд, чтобы привлечь к «субсидиарке» 12 менеджеров: двух владельцев банка, членов плавления и совета директоров.

Этого удалось добиться в отношении собственников банка Мухиева и Янчука, а еще председателя совета директоров Санала Пахомкина и заместителя председателя правления Александра Гуля.

По остальным восьми спор дошел до кассации и вернулся «на второй круг».

«Субсидиарка» для номинальных руководителей

Пятеро членов правления банка (Юрий Шунин, Евгений Лавринов, Наталья Зубрицкая, Елена Горбылева, Александр Воронов) и трое членов совета директоров (Ираида Синицына, Всеслава Федорцова и Ирина Семыкина) утверждали, что никакие заседания не проводились и согласия на спорные сделки они не давали. По их словам, выписки протоколов, на которые ссылается агентство, поддельные.

АСГМ изучил документы и указал, что на выписках из протоколов заседания правления стоит подпись секретаря Инны Сорокиной, а выписки из протоколов заседаний совета директоров подписывал Александр Гуль. Поэтому нет оснований считать, что документы поддельные. Первая инстанция освободила от ответственности только Воронова. Дело в том, что он вышел из правления в августе, а спорные сделки были в сентябре и октябре. Остальных руководителей суд привлек к «субсидиарке» на 6 млрд руб.

Другого мнения оказалась апелляция. 9-й ААС пришел к выводу, что члены правления и совета директоров не влияли на решения банка, они были только номинальными руководителями. На самом деле должника контролировали Янчук и Мухиев. Апелляция указала, что заседания совета директоров и правления не проводили после смены руководства, а копии выписок сделали для того, чтобы создать видимость одобрения сделок «номиналами». Поэтому суд отказал АСВ.

Но АС Московского округа отменил это решение, а акт первой инстанции оставил в силе. Кассация добавила, что «номинальный статус ответчиков не является основанием для освобождения их от ответственности».

Неубедительные доказательства

Тогда ответчики пожаловались в Верховный суд. В своей жалобе они указали, что для привлечения к «субсидиарке» нужны «ясные и убедительные доказательства», а копии выписок таковыми не являются. Доводы заинтересовали Ирину Букину, которая передала жалобу вместе с делом для рассмотрения экономколлегией. Заседание в ВС прошло 11 октября, председательствовала в процессе сама Букина.

Читайте так же:
Разборка стяжек цементных толщиной 20 мм расценка

Сергей Ларионов, представитель Синицыной, заявил, что единственное доказательство одобрения убыточных сделок — это те самые выписки. На них нет подписей ответчиков, внизу сказано, что «копия верна» и стоит подпись секретаря. «Это даже не сама выписка, это только ее копия», — объяснил Ларионов. По его словам, в нижестоящих инстанциях они требовали, чтобы АСВ предоставили оригиналы документов с «живой» подписью и печатью. Но Агентство бумаги так и не приобщило. Адвокат Алексей Поповских, который представлял интересы Шунина, добавил, что еще в АСГМ они заявляли о фальсификации выписок и просили вызывать Сорокину для опроса. Но суд не пошел навстречу, ответчикам самим пришлось разыскивать секретаря и проводить ее нотариальный опрос как свидетеля. Она призналась, что никакие бумаги не подписывала.

Собрания только на бумаге

Все ответчики утверждали, что собраний на самом деле не было, и указывали на «несостыковки». По словам Анастасии Потехиной, представителя Федорцовой, ее доверителя во время одного из заседаний не было в стране. Она была в Египте на отдыхе, и это подтверждает ее загранпаспорт. Первая инстанция и кассация решили, что Федорцова могла участвовать в заседании дистанционно. «Но если бы она участвовала дистанционно, это бы указали в протоколе», — заметила юрист. А Горбылева, которая лично присутствовала на заседании в ВС, сообщила, что уволилась сразу после продажи банка (летом 2015-го). То есть осенние сделки прошли «физически после ее увольнения», но, несмотря на это, ее фамилия значится в выписке.

Даже если представить, что заседания правления проводились, то его члены не могли одобрять сделки на такие крупные суммы, отметил Евгений Казаков, юрист ЮФ Saveliev, Batanov & Partners Saveliev, Batanov & Partners Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × , который представлял интересы Зубрицкой. Согласно уставу кредитной организации, сделки свыше 3% от собственных средств банка одобряет совет директоров, а не правление. «Даже если бы правление приняло какие-то решение, оно было бы ничтожным», — сказал Казаков.

После этого слово взяла представитель АСВ Людмила Бондорова. По ее мнению, кассация вынесла правильное решение и исследовала все обстоятельства дела. Бондорова заметила, что ответчики считают выписки поддельными, но никто из них не попытался оспорить их в суде. А Сорокину в судебном заседании «номиналы» попросили опросить только «на втором круге». Ее опрос у нотариуса, как полагает АСВ, не может быть доказательством по делу: нет данных, что ее личность установили и сообщили об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. А еще в ее опросе «нет четких формулировок», считает Бондорова.

С этим не согласился Шунин, который лично присутствовал на заседании. Он сказал, что в протоколе указано об ответственности за ложные показания. «Я не принимал никаких решений, не одобрял никаких сделок, которые бы нанесли ущерб банку», — уверял Шунин.

Вопросов у «тройки» не возникло. Судьи ненадолго удалились в совещательную комнату, а выйдя из нее отменили решения первой инстанции и кассации. ВС оставил в силе постановление апелляции, то есть освободил номинальных руководителей от «субсидиарки».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector