Sarvtor.ru

SarVtor.Ru
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Коллекционерам КИРПИЧей с клеймами

Вот и в моей жизни произошло событие, которое потрясло меня настолько, что я зарегистрировался Пикабу!

Я рано женился и очень быстро остался один. Это отдельная грустная история… Попереживав немножко, всего года три, взялся я как-то устраивать свою личную жизнь. На этом пути меня ждало много всякой дичи, к которой я старался относиться с юмором 🙂

Однажды, мой хороший друг внезапно пригласил меня в гости без объяснения причин. «Будут знакомить» подумал я. Угадал. В гостях обнаружилась «хорошая подруга жены друга».

Девушка была симпатичная. Звали ее, ну допустим Лена. Все время застолья она сидела тихо и задумчиво, больше слушала, чем говорила, что мне очень понравилось — я сам такой.

Единственным странным моментом в ее поведении была реакция на шутки – смеяться она начинала резко и громко, я даже в первый раз испугался. Жена друга периодически бросала на нее какие-то тревожные взгляды, но я списал это на то, что ей интересна реакция Лены на меня.

Из разговоров за столом о новой знакомой я узнал лишь одну значимую деталь – работала она поваром в столовой какого-то крупного предприятия. По итогу приятных посиделок мы получили напутствие: «че вы как два бобыля, сходили бы на свидание». И я решил – почему нет?

По прошествии нескольких дней, таким же как сейчас осенним утром, в субботу, я стою в условленном месте и жду Лену. Спустя полчаса после условленного времени она появилась. В мужской куртке не по размеру (от мужа бывшего, козла, осталась – было уточнено потом) и резиновых сапогах (мокро же, кто его знает где мы будем гулять). Меня это немного смутило, но Лена лучезарно улыбалась, и даже в этом странном наряде все равно выглядела достаточно интересно 🙂

Поглядев на это чудо, и прикинув, куда можно с ней пойти, я повел Лену гулять по ВДНХ – по случаю, мы как раз оказались рядом.

По ходу дела быстро выяснилось, что те самые тревожные взгляды на Лену видимо значили «Лена, молчи!». В следующие несколько часов я собрал такие факты:

— Лена очень много говорит;

— Лена очень много курит;

— может остановить на скаку горящую избу и отматерить ее так, что изба не только потухнет, но и обоссавшись от страха убежит назад — туда, откуда скакала.

Мы с Леной ходили по красивым осенним дорожкам среди советской архитектуры… Она своим необычным, с хрипотцой голосом, рассказывала мне о совей нелегкой жизни, про работу, про бывшего мужа, который гад такой – сбежал к другой и вообще про всё-всё.

Я накормил ее шашлыком, которого она съела раза в три больше, чем я, и узнал, что Лена очень любит пиво, которого она так же выпила раза в три больше, чем я. Глядя как она все это уплетает, я сидел и думал, хочу ли я продолжить это знакомство?

По всему выходило, что нет. Был в ней какой-то свой необъяснимый шарм, но тормознуло меня две вещи – то, что лену вообще не интересовал я — за время нашего общения она даже не поинтересовалась, где я работаю и чем по жизни занимаюсь, общались мы в форме монолога – она говорила, я слушал. И во-вторых, то, как много она курила.

Ничего не имею против курильщиков, ну вот чисто субъективно – не выношу запаха табачного дыма, которым от Лены разило даже в тем моменты, когда она была без сигареты…

Закончилось все тем, что я отвез ее домой на такси, и виртуозно уклонился от предложения зайти на «чашечку чая». Лена была по-своему классной, но скажу честно – когда за ней закрылась дверь подъезда, я вздохнул с облегчением.

Я боялся, что она будет звонить, но нет, обошлось. А где-то через неделю мне позвонил тот самый друг, и сказал, что его жене уж очень интересно, чего же это у нас как-то не сложилось? Я долго отбивался фразами типа «ну вот как-то так, не получилось», но он не отступал, и я решил отболтаться, как мне показалось тогда, самой безобидной причиной – сказал, что мне не понравилось, что Лена курит.

Чрез два часа мне позвонили с незнакомого номера. Это была Лена. «Я что, должна бросить из-за тебя курить?» — спросила она таким тоном, что у меня на спине зашевелились волосы. «Нет» — ответил я. «Но ты же сказал, что тебе не нравится, что я курю» — продолжала наседать Лена. «Послушай» — отбивался я – «я сам никому ничего не говорил, как мне кажется, ты сама через наших общих друзей взялась выяснять причину». «Ну да» — созналась Лена. «Ну и зачем?» — спросил я. Попыхтев немного в трубку, лена выдала «ладно, прости» и больше в моей жизни не появлялась.

Читайте так же:
Вес кубометра боя кирпича

С тех пор прошло 13 лет. Сегодня в 4:35 мне в ВК пришло сообщение от Лены: «я бросила курить». Кажется, мне немножко страшно…

Один из домов Челышова на Фрунзе, 49

Одним из старейших кирпичных производств был завод Александра Ларина. За самарской железной дорогой находились его кирпичные сараи. Любопытно, что арка перед входом выложена из кирпичей Шигаева с клеймом «А.Д.Шигаевъ»

Злой рок Савелия Крамарова: С какими штампами всю жизнь приходилось бороться любимому артисту Гайдая

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Клеймо сына врага народа

Его отец был молодым успешным адвокатом. Он переехал с женой из Украины в столицу после того, как его пригласили в Московскую коллегию адвокатов. Перед ним открывались блестящие перспективы, он был талантливым, честолюбивым и хватким. Наверное, в любое другое время это гарантировало бы ему стабильный доход, уважение и процветание, но в конце 1930-х гг. привело к полному краху.

Адвокат Виктор Крамаров был участником процессов против «врагов народа» и вместо того, чтобы смиренно выслушивать обвинительные речи прокурора и в финале робко просить о снисхождении, он ловко парировал каждый удар, приводил факты в пользу невиновности своих подзащитных и ставил под сомнение справедливость приговоров. Председатель коллегии дважды намекал ему на то, что не нужно так рьяно защищать тех, кто обречен понести наказание, но он не прислушался к советам. За что и поплатился.

После очередного пламенного выступления в суде в антисоветской деятельности и вредительстве обвинили уже самого адвоката, после чего его арестовали, выбили из него признательные показания и осудили на 8 лет лагерей. И в 1939 г. он отправился трудиться на лесоповале в одном из лагерей Алтайского края. Чтобы его семья не попала под каток репрессий, Крамаров развелся с женой, но ей с детьми еще долго пришлось жить с клеймом семьи врага народа. Соседи по коммуналке их сторонились, на улицах смотрели косо, семья жила впроголодь.

Во время войны семью эвакуировали на Урал, и в Москву они вернулись только в 1944 г. Отцу путь в столицу был закрыт, он жил сначала в Барнауле, потом в Бийске. А в 1950 г. его снова арестовали по ложному обвинению – за участие в меньшевистско-эсеровской организации – и на 5 лет выслали в Красноярский край. В Туруханске, где Крамаров поселился, он смог устроиться только дворником. Через год его нашли повешенным. До своей полной реабилитации он не дожил всего несколько лет…

Клеймо комического артиста

Детство и юность Савелия были очень тяжелыми. Когда ему было 16, отца арестовали во второй раз, а мать ушла из жизни после тяжелого заболевания. Заботы о подростке взял на себя брат матери, но по сути он был предоставлен сам себе. Главной отдушиной для него стал кинотеатр, куда его пропускала без билетов контролерша, соседка по коммуналке. В школьные годы он начал заниматься в драмкружке. Уже тогда он мечтал о серьезных драматических ролях, но таких ему не предлагали – ни одна девочка не хотела играть Джульетту в паре с таким нелепым Ромео. Одноклассники дразнили его «косым» и не воспринимали всерьез. А впоследствии так же к нему стали относиться и зрители.

Для сына врага народа путь в лучшие вузы страны был закрыт, и после школы Савелий поступил в Московский лесотехнический институт и получил специальность озеленителя, по которой проработал год. Но в студенческие годы его главным увлечением по-прежнему был театр, он посещал студию при Центральном доме работников искусств и рассылал свои фотографии по киностудиям. Только после 40 лет он окончил ГИТИС.

В 25 лет Крамаров сыграл свою первую роль в короткометражке, после чего на него обратили внимание режиссеры. Актер получал много предложений, но все они были однотипными – незадачливые, недалекие и нелепые комические персонажи, балбесы и хулиганы, которые выглядели еще комичнее на фоне положительных серьезных главных героев-красавцев. Но именно такие роли и принесли актеру всесоюзную популярность.

«Друг мой, Колька!», «Ход конем», «Город мастеров», «Неуловимые мстители», «12 стульев», «Джентльмены удачи», «Большая перемена», «Иван Васильевич меняет профессию», «Афоня», «Не может быть!», «Мимино» – эти киноработы принесли Савелию Крамарову славу одного из лучших советских комических артистов. Вот только он по-прежнему мечтал о больших драматических ролях.

Читайте так же:
770 мм сколько кирпичей

Клеймо изменника Родины

Зрители его обожали, фильмы с его участием стали культовыми, его имя знала вся страна, но сам он не был доволен тем, как сложилась его творческая судьба. За кадром он совсем не был похож на своих персонажей, шумным компаниям предпочитал спокойные домашние вечера с книжкой в руках, вел здоровый образ жизни, увлекался йогой и вегетарианством и был намного серьезнее и глубже своих экранных героев.

Леонид Гайдай называл его одним из самых любимых своих артистов и позже сожалел о том, что так и не снял его в главной роли. А после того, как дядя актера эмигрировал в Израиль, он и вовсе попал в «черный список» и лишился даже эпизодических ролей. Ему заявили о том, что его игра «оглупляет» образ советского человека, а потому в его услугах больше не нуждаются.

Разуверившись в том, что на родине сможет в полной мере реализовать свой актерский потенциал и выйти за рамки сложившегося амплуа, Крамаров решил эмигрировать в США. Из страны его не выпускали – в этом случае нужно было бы изъять из эфирной сетки более 40 фильмов с его участием. И тогда актер пошел на отчаянный шаг: в 1981 г. он написал письмо самому президенту США Рональду Рейгану «как артист артисту» с просьбой помочь ему найти работу по специальности в Америке и перекинул конверт через забор американского посольства.

Это письмо несколько раз зачитали на радио «Голос Америки», оно стало достоянием общественности, и Крамарова пришлось выпустить из СССР. Он обосновался в Лос-Анджелесе и начал сниматься в американском кино. В 1983 г. актер получил роль в фильме «Москва на Гудзоне», где его партнером по съемочной площадке стал Робин Уильямс. На родине его успехов не только не оценили, но заклеймили позором и высмеяли в СМИ.

В «Литературной газете» опубликовали фельетон «Савелий в джинсах», где были такие строки: « В фильме мелькает бывший советский комик. На родине его звали Савелием. С безумным видом он мечется по экрану, отпуская трехэтажные непечатности. Ничего другого по части творческой свободы Савелий не получил. К главной роли его не подпустили. Савелий довольствуется воссозданием отнюдь не гамлетовского образа – уличного продавца сосисок. Не удивлюсь, если завтра действительно встречу Савелия на улице с тележкой. Это ещё будет для него большой удачей ».

После этого на родине его считали изменником и предателем, и только ленивый не злорадствовал и не упражнялся в остроумии по поводу его голливудской карьеры. Конечно, ему не доставалось главных ролей, по американским меркам он жил скромно, но при этом снялся в 11 фильмах, вступил в Гильдию киноактеров и обзавелся собственным жильем.

Чтобы избавиться от штампа комического актера, Крамаров даже решился на операцию и устранил косоглазие, но при этом утратил свой неповторимый шарм, ту изюминку, которая отличала его от других актеров. К тому же он так и не смог избавиться от акцента, что мешало в США получать большие роли, о которых он мечтал. В 1995 г. в возрасте 60 лет Савелий Крамаров ушел из жизни из-за той же неизлечимой болезни, которая забрала у него мать.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Английских проспектов было два

Немало британского есть и в топонимике Петербурга. Всем известны, например, Английская набережная и Английский проспект, расположенные в центре города. Названы они были так, потому что здесь в царские времена проживало много английских купцов, которых город привлекал освобождением от уплаты налогов. В те годы на набережной появился Английский клуб и театр, Англиканская церковь Иисуса Христа. Жилые дома на Английской набережной возводились особенные. Во время освоения города за ходом стройки лично следил Петр I, так как именно эту часть новой столицы первой видели иностранные корабли, прибывающие в Петербург. Архитектуру набережной отличает сплошной фасад: между зданиями совершенно нет просветов.

Кстати, свой «английский» стиль имеет и Выборгский район. Здесь, между парками Сосновка и Удельный, до наших дней сохранилась Манчестерская улица, названная так в честь британского города-побратима Петербурга. Рядом с ней раньше проходил ещё один Английский проспект — от современного проспекта Энгельса до 2-го Муринского проспекта. Такое название он получил по несостоявшемуся проекту образцовой сельскохозяйственной фермы, который в XIX веке пытался осуществить английский капитан Александр Давидсон. Затея провалилась, но название закрепилось на много десятилетий.

Читайте так же:
Размеры стандартного кирпича марки 125

История

Вплоть до конца XVIII века в Англии процветало фаянсовое производство, сосредоточенное в трёх крупных центрах: Лондоне, Бристоле и Ливерпуле. Поскольку основные приёмы росписи и глазурования были позаимствованы у голландских мастеров, керамика получила название delftware (от нидерландского города Делфт, где она была изготовлена впервые). Обожжённые глиняные изделия покрывали белой оловянной глазурью и расписывали кобальтом, отчего они отдалённо напоминали китайский фарфор.

Однако английские мастера несколько отошли от голландской традиции – они редко использовали завершающий слой прозрачной глазури, придававший изделиям блеск и глубину. Роспись была простой и незатейливой, тяготея к стилистике деревенской посуды, в противовес утончённым образцам из Делфт.

Английская аристократия нуждалась в более изысканных сервизах и предметах декора. В 1775 году «на сцене» впервые появился керамогранит стаффордширской фабрики Веджвуд, известный сегодня как яшмовый фаянс (jasperware). После обжига, изделия из него плотностью и гладкостью черепка напоминали бисквитный фарфор. Однако были окрашены сначала в массе, а позднее только поверхностно ангобами в голубой, зелёный, чёрный, терракотовый, охристый и серовато-сиреневый цвета. С помощью белого шликера на поверхность ваз и чайных сервизов наносились объёмные многослойные изображения, напоминавшие резные камеи.

Не только внешне, но и по прочностным характеристикам, керамогранит Веджвуда приближался к фарфору. Другие английские производители тоже искали заветную формулу «белого золота». Ещё в 1742 году, на заседании лондонского Королевского общества, химик Томас Бриан продемонстрировал опытные образцы мягкого фриттового фарфора (так называемой пасты). Его рецепт, предположительно, был позаимствован у французской мануфактуры в Сен-Клу. В течение 15 лет открылось сразу несколько предприятий, работавших на подобном сырье:

  • Chelsea (Челси);
  • Bow (Восточный Лондон);
  • Longton Hall (Стаффордшир);
  • Royal Worcester (Вустер);
  • Derby (Дерби);
  • Lowestoft (Лоустофт).

Рождение «Bone china»

Мягкий фарфор содержал очень малый процент каолина, поэтому обжигался при температуре не выше 1200°С и был относительно хрупким. В Англии использовались разновидности с добавлением стеатита (мыльного камня) и сплава солей металлов с молотым стеклом (фритты). Оба компонента увеличивали спекаемость фарфоровой массы, но температуру обжига повысить не удавалось, поэтому материал оставался уязвимым к механическим воздействиям и горячим жидкостям.

В 1748 году художник фарфоровой мануфактуры Bow в Восточном Лондоне – Томас Фрай попробовал добавить в фарфоровую массу пережжённые кости домашних животных. Он заметил, что новый компонент увеличил прочность готовых изделий, но никак не мог найти оптимальные пропорции сырья. Опыты Фрая были продолжены в начале 1790-х годов керамистом из Стаффорширда Джосаей Споудом – владельцем семейного предприятия Spode в Сток-он-Тренте. Он добавил в фарфоровую массу каолин и немного упростил процесс изготовления костяной золы. Именно его формулой до сегодняшнего дня пользуется большинство производителей «Bone china».

Основной состав английского костяного фарфора:

  • каолин 25%;
  • полевошпатные и кварцевые породы 25%;
  • костяная зола 50%.

Сервизы мануфактуры Spode отличались тонкостью, белизной с тёплым сливочным оттенком и удивительной прозрачностью. При этом по прочности они превосходили китайские аналоги, на которые равнялись европейские производители. С 1815 года все крупные фабрики Англии перешли на костяной фарфор. До середины XX века это была единственная страна, где он производился. Неудивительно, что долгое время костяной фарфор назывался просто английским.

Сын Джосайи Споуда немало способствовал популяризации «Bone china». Он же придумал название нового вида тонкостенной керамики, а также стал пионером подглазурной трансферной печати. Для неё применялась кобальтовая краска, не выгорающая при высоких температурах. Трансферная печать – декорирование керамических изделий оттисками с гравированных медных пластин. Метод позволял частично механизировать процесс отделки посуды, без потери её художественной ценности. Этим он в корне отличался от деколи.

Фарфоровая мануфактура в Плитмуте

Британская керамическая индустрия не ассоциируется с твёрдым фарфором, тем не менее, он также производился на территории страны. В 1769 году в Плимуте был открыт завод, который работал на сырье с высоким содержанием каолина и выпускал посуду, мало отличавшуюся от импортных китайских аналогов. Основал его квакерский проповедник, химик и фармацевт Уильям Кукворти.

Во время одной из пеших прогулок, учёный обнаружил месторождения каолина и полевого шпата вблизи Корнуоллских болот на вересковой пустоши. Он построил опытный завод в имении Томаса Питта (позднее барона Кэмелфорда) и начал эксперименты по производству твёрдого фарфора. В 1768 году Кукворти заявил своему покровителю, что готов приступить к выпуску изысканной столовой посуды в промышленных масштабах и даже запатентовал свой рецепт каолиновой массы.

В 1770-х годах завод переместился в Бристоль, а затем, когда его основатель вышел на пенсию, был продан синдикату стаффордширских производителей керамики. Новые владельцы использовали корнуоллский каолин для своего костяного фарфора, а предприятие Кукворти постепенно пришло в запустение и разорилось.

Читайте так же:
Как посчитать количество кирпича для перегородки

Что характерно для английского дома?

Камин — настоящее сердце дома. Только у него можно согреться и уютно провести зимний вечер. В Лондоне после ужасного смога запрещено топить камины дровами, поэтому они газовые, но жители Залондонья пока еще наслаждаются живым огнем.

Плесень — да, часто случается.

Тонкие стены и окна — свежее дыхание зимой вам обеспечено.

Эркеры в гостиных (обычно Викторианская эпоха и конец 20-х — начало 30-х гг.).

Ковролин везде. Даже в туалетах и в ванных. Эта привычка выросла из-за вечной мерзлоты английских домов. Так британцы стараются утеплить жилье.

Раздельные краны с горячей и холодной водой.

Витражи! Встречаются просто произведения искусства. Когда я увидела тюльпаны на витражах нашего дома, сразу решила — нам нужен именно он.

На входной двери есть отверстие для писем и дверные молоточки, чтобы стучать в дверь. Да, многие британцы так и живут без звонков и, даже приходя к более прогрессивным друзьям, могут по привычке стучать в дверь, а про звонок даже не вспомнить. Молоточки бывают обычные и фигурные: в виде лисьего хвоста, человеческой руки, кролика и т.д.

Покупая дома определенного периода, британцы любят, чтобы в доме было много оригинальных деталей: камин, карнизы для картин, каминные накладки со встроенными зеркалами, лепнина, балки, потолочные розы. И ремонт любят делать «в стиле», и обставлять дом так, как раньше.

Есть несколько журналов и целые сообщества фанатов старинных домов, которые делают внутри все соответственно эпохе постройки.

Конечно, опять же все зависит от класса, но винтажная мебель и антиквариат так же популярны, как и ультрасовременные интерьеры.

Как заработать миллионы на бабушкином сундуке: Какие вещи из СССР ценятся коллекционерами дороже всего

Фото © ТАСС / Сергей Фадеичев

Фото © ТАСС / Сергей Фадеичев

Самым ходовым товаром в антикварных лавках Москвы являются фарфоровые статуэтки. В СССР это был непременный предмет декора в каждой квартире, ведь тогда в стране работало больше 30 фарфоровых заводов. Статуэтки ставили под стекло в серванты, в стенки и на телевизоры. Большинство из них выпускались сериями, и одинаковые изделия можно было увидеть во многих квартирах.

Самые массовые изделия сейчас можно продать за 300–800 рублей. Но есть и дорогие экземпляры. Например, крохотная фигурка птички «Пуночка» Ленинградского фарфорового завода стоит уже две тысячи рублей, а статуэтка высотой в 13 см «Берёзка» Дулёвского завода, изображающая трёх девушек в кокошниках, — пять тысяч рублей. А неполиткорректная статуэтка «Негритянка и негр играют на барабанах» Ленинградского завода фарфоровых изделий может принести уже 30 тысяч рублей.

До 20–50 тысяч долларов может доходить цена статуэток с названиями «Дядя Стёпа – милиционер», «Красная гвардия», «Телефонный разговор», «Иосиф Сталин» и «С детьми на прогулке».

Антиквары с руками оторвут статуэтки «Испанский танец» ЛЗФИ, «Казак на коне» фарфорового завода в Вербилках, серию литературных героев Гоголя, выпущенную в 1950–1960-х годах. Ценятся статуэтки «Свинарка» Скульптурно-художественной фабрики № 1 Худфонда СССР, «Доярка» Гжельского завода, «Анна Ахматова» (ЛФЗ, 1920-е годы), композиция из трёх фигурок «Золушка» (1950-е годы), шкатулки «Украина», «Белоруссия» и «Россия» и статуэтка-чернильница «Белый медведь» Конаковского завода.

Кроме фигурок ценится советский фарфор. За полный сервиз сейчас можно выручить от 10 тысяч рублей, а за отдельные чашки, чайники, молочники — от 300 до полутора тысяч рублей. Например, чайная пара ЛФЗ 1970-х годов стоит 2,3–2,4 тысячи рублей, а чашка и блюдце производства Дулёво — 1–1,5 тысячи рублей. А вот хрусталь, которым были набиты до отказа советские серванты, сейчас не стоит почти ничего. Загадка.

Спекуляция, подлоги, пропаганда и наглая ложь: Чем на самом деле занимались американские послы в СССР

Фото © ТАСС / Сергей Фадеичев

Игрушки из СССР оцениваются по редкости и сохранности. Педальная машина может стоить от 5 до 100 тысяч рублей — столько однажды отдали за машинку «Москвич-2141», выпущенную во второй половине 1980-х годов.

Железная дорога 1969 года может принести до 100 тысяч рублей, а модель машинки «Скорая помощь» ГАЗ-24-02 «Волга» в упаковке и в идеальном состоянии может стоить 90 000 руб.
Пластиковый бронепоезд – «дутыш», произведённый по особой технологии в 1970-х годах, может принести 50–70 тысяч рублей, металлический экскаватор 1967 года — около 50 тысяч рублей.

Самой дорогой куклой СССР стала шагающая и говорящая кукла «Нина в скафандре» — за неё коллекционеры однажды заплатили 120 000 рублей. Выпуск этой куклы был приурочен к полёту в космос Валентины Терешковой. А пресс-опилочная кукла 1960-х годов «Светлана» была выставлена на аукционе за 60 тысяч рублей.

Читайте так же:
Восстановление кирпича lenovo a1000

Монеты, банкноты, облигации

Фото © ТАСС / Сергей Фадеичев

Спросом пользуются только редкие советские монеты. Большинство монет выпускались огромными тиражами и поэтому стоят недорого — 100–200 рублей, а некоторые и сейчас равны своему номиналу. Коллекцию юбилейных монет СССР можно продать за 6–11 тысяч рублей, а коллекцию монет, выпущенных к Олимпиаде-80, — за пять тысяч рублей. Но есть и довольно дорогие монеты. Например, золотой червонец 1923 года. Большая часть червонцев была переплавлена в слитки, поэтому найти такую монету — к деньгам! На аукционе за неё можно получить около 150 тысяч рублей.

30–50 тысяч можно выручить за 2 копейки 1925 года. Эта монета была выпущена большим тиражом в 1924-м, и в 1925-м её решили не выпускать. Однако отдельные экземпляры, попадающиеся в коллекциях нумизматов, говорят о том, что какой-то мизерный тираж всё-таки вышел.

Ещё одним раритетом считается двухкопеечная монета 1927 года. Всего в СССР найдено около двухсот экземпляров. При хорошем состоянии за такую «денежку» можно купить и автомобиль. Некоторые монеты ушли на аукционах за суммы, приближающиеся к 500 тысячам рублей.

Дорогими считаются и три монеты, выпущенные в 1931 году. Это монеты номиналом в 20 копеек — стоимостью примерно в 120–150 тысяч рублей, а также монеты номиналом в 15 копеек и в 10 копеек. Последние на аукционах стоят от 300 до 500 тысяч рублей, — они действительно очень редкие.

За 20 копеек 1934 года можно выручить миллион рублей. Такая цена обусловлена редкостью монеты — её тираж был отозван и переплавлен. До 10–15 тысяч рублей доходит цена 15- и 20-копеечных монет 1941 года выпуска. От 50 до 250 тысяч рублей стоят монеты 1958 года — как копейки, так и рубли. Цена 15- и 20-копеечных монет выпуска 1965–1976 годов может достигать 19 тысяч рублей.

Пришелец в Древнем Египте: Какая сила убила археолога Закарию Гонейма

Банкноты СССР стоят недорого — от 50 до 500 рублей. Цена бракованных экземпляров доходит до двух – трёх тысяч рублей. А цена банкнот, которые выпускались на замену бракованным, доходит до 10 тысяч рублей. Большинство облигаций государственного займа стоят не дороже тысячи рублей, но за редкие облигации большого номинала можно выручить от 5 до 20 тысяч рублей.

Открытки и книги

Фото © ТАСС / Максим Новиков

Стоимость советских книг и открыток зависит от тиража. Чем меньше тираж, тем ценнее открытка или книга. Цена открытки, выпущенной большим тиражом, колеблется от 50 до 250 рублей, а набор открыток стоит около одной тысячи рублей. Редкие открытки, как правило, выпускались на окраинах советской страны. Например, новогодняя открытка из советского Узбекистана стоит больше трёх тысяч рублей, а открытка «Старая Рига» 1954 года — только 900 рублей.

Среди книг, выпущенных в советское время, самыми дорогими считаются прижизненные издания авторов, книги которых уничтожались. Например, труд Льва Троцкого «Октябрьская революция», выпущенный в 1918 году, оценивается в 300 тысяч рублей. А один только VII том сочинений «Политические силуэты» — в 60 тысяч. Высоко ценят прижизненные издания Бухарина, Зиновьева, Раковского. Ценятся книги, выпущенные репрессированными авторами. Например, книга Г. Вяткина «Алтайские сказки», вышедшая в 1926 году, сейчас стоит больше 30 тысяч рублей — её автора и художника-оформителя расстреляли. Дорого стоят издания Джона Рида, вышедшие до 1940-х годов, — в них включены фотографии Троцкого и его сторонников, и поэтому большая часть тиражей была уничтожена.

Высоко ценятся прижизненные издания поэта Николая Гумилева, расстрелянного в 1921 году, издания футуристов и поэтов Серебряного века. Самой дорогой советской книгой стала книга Алексея Крученых под названием «Замаул 4», вышедшая в 1920 году в Баку. Она была продана на аукционе «Сотбис» за 105 тысяч долларов. Издание поэмы Маяковского «Что такое хорошо, а что такое плохо?» 1925 года продавалось за 350 тысяч рублей, а издание «Мойдодыра» Чуковского 1923 года — за 80 тысяч рублей.

Заработать можно и на редких экземплярах газет, в которых печатались советские поэты и писатели. Например, подшивка газеты «Искусство коммуны» за 1918 год стоит 200 тысяч рублей, ведь в газете публиковались стихи Маяковского, Гуро, статьи Шкловского, Брика и Шагала.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector